Кто из художников подписывал картины знаком крылатая змея дракон

Кранах, Лукас (Старший) — Википедия

Этот художник Северного Ренессанса подписывал свои картины (см)? подписывал свои картины знаком "крылатая змея" (дракон). Какой художник рисовал знак крылатого дракона в качестве подписи к картинам? крылатой змеи) свои картины подписывал немецкий художник Лукас. «Поклонение волхвов» D «Святые отшельники» Этот художник Северного Ренессанса подписывал свои картины знаком. «крылатая змея» дракон. Дюрер Золотое руно класс ответы в комментариях к.

Особый символический смысл имела и жестикуляция, так как жест в иконах передает определенный духовный импульс и несёт определенную духовную информацию: Это далеко не исчерпывающий материал по символике жестов и цвета у разных культур они могут отличаться.

Большое значение имели также и предметы в руках изображенного святого как знаки его служения. Так, апостол Павел обычно изображался с книгой в руках - это Евангелие, реже с мечом - символизирующим Слово Божие. У Петра в руках обычно ключи - это ключи от царства Божия. Мученики изображаются с крестом в руках или пальмовой ветвью - символами принадлежности к Царству Небесному, пророки обычно держат в руках свитки своих пророчеств. Поскольку распространение христианства на Западе и на Востоке происходило в разных исторических условиях, то церковное искусство также развивалось разными путями.

Термин - новое искусство, позаимствованный из истории музыки, - очень точно определяет искусство Нидерландов первой половины XV. Интуитивное и религиозно-мистическое познание мира легло в основу новой североевропейской культуры. Одним из основоположников искусства Раннего северного Возрождения является выдающийся нидерландский живописец Ян ван Эйк род. Художник впервые изобразил людей в окружающей их повседневной обстановке, без всякой связи с религиозным сюжетом или образами из Священного писания.

BROOMFLY

Ян ван Эйк г, дерево, масло, 82x60 см. Оба одеты в нарядные праздничные костюмы, отвечающие сложной и причудливой моде того времени. Позы их торжественно неподвижны, лица полны самой глубокой серьезности. В глубине уютной комнаты висит круглое зеркало - символ всевидящего Божьего ока, отражающее фигуры еще двух людей, присутствующих в комнате, но не видных зрителю, очевидно, свидетели бракосочетания. В одном из них художник изобразил самого себя, о чем гласит надпись над зеркалом: Живописец любовно изображает вещи, окружающие молодоженов.

Эти предметы много сообщают об образе жизни своих хозяев, подчеркивая их бюргерские добродетели - бережливость, скромность, любовь к порядку. Обряд совершается в святая святых бюргерского дома - спальне, где все вещи имеют затаенный смысл, намекая на священность супружеского обета и семейного очага.

Почти все изображенные на полотне предметы имеют символические значения: Понятной становится и зажженная в люстре днём одна свеча - символически-мистическое присутствие Святого духа, освящающего таинство, ведь с незапамятных времен во время свадебных шествий носили факелы и зажженные фонари.

Особый интерес к символизму проявлялся в период перехода от Средневековья к Возрождению. Одним из самых крупных представителей раннего итальянского Возрождения является Андреа Мантенья род.

Сюжет этой картины достаточно традиционен, но решён он совершенно необычно, особенно в сравнении с художниками Средневековья.

Христос помещён на заднем плане, да ещё спиной к зрителям. На первом же плане - спящие ученики Пётр, Иоанн и Иаков. У них ещё много человеческих слабостей и они изображены без нимбов - символов святости. Таким образом, Мантенья показывал, что для него самое главное — это духовное совершенствование учеников. Так, скала, на которой молится Христос, означает твёрдость в вере, сон - символ духовной смерти.

На заднем плане - ангелы, один из них держит крест, показывая, что именно на кресте умрёт Христос. Сухое дерево со стервятником предвещает смерть, а ветка с зазеленевшим побегом указывает на скорое воскрешение; смиренные кролики, сидящие на дороге, по которой пройдет отряд римских воинов, чтобы взять Христа под стражу - говорят о кротости человека перед лицом неминуемой смерти.

  • Кранах Лукас
  • Примечания:
  • Как выглядит знак крылатого дракона, который Кранах рисовал вместо подписи?

Три пня, оставшиеся от только что срубленных и уже унесенных деревьев, напоминают о готовящемся распятии. На первом плане из бесплодной скалы пробиваются ростки травы, за учениками - молодое деревце - это символы новой жизни. Фигуры нарисованы в обычной для художника манере и кажутся вырезанными из камня, в их одеждах резко очерчена каждая складка.

Фоном служит изображение сада с темной листвой. По своему тону, эта зелень контрастирует с нежно-зеленым светлым небом, что вызывает ощущение глубокой печали и некой обреченности. Другой подход к символизму периода от Средневековья к Возрождению можно увидеть на картинах Иеронимуса Иероним Босха род.

Настоящее имя Йероен Антонисзаен ван Акен, но художник подписывал свои произведения псевдонимом. Иероним Босх - выдающийся нидерландский живописец, причудливо соединивший в своих картинах черты средневековой фантастики, фольклора, философской притчи и сатиры.

Один из основоположников пейзажной и жанровой живописи в Европе. Его картины тоже религиозны и на них часто изображены святые и христианские мученики, но это уже не совсем библейские сюжеты. Художественный язык Босха никогда не укладывался целиком и полностью в средневековые символические толкования. Художник часто употреблял определенные символы в значении обратном общепринятому, а также изобретал новые символы. С боковых частей изображены рай и ад.

Таким образом, взгляд зрителя направлен не от левого края к правому, который бы создавал впечатление бесконечного ряда мучений Сотворение мира - жертва Христа - Страшный суда от центра к краям, и мораль её можно выразить словами: Иероним Босх Сад земных наслаждений г. Триптих, дерево, масло, центр х см. Разные животные пасутся среди зелёных холмов, на фоне фантастического пейзажа Рая, вокруг водоёма с причудливым сооружением.

Это - Фонтан жизни, из которого выбираются на сушу разнообразные существа. На переднем плане, около Дерева познания, проснувшийся Адам в изумлении смотрит на Еву, которую ему показывает Бог. Как обычно у Босха, никакая идиллия не существует без предзнаменования зла, и мы видим яму с тёмной водой, кота с мышью в зубах кот - жестокость, дьявол. Выросшая на загадочной оранжевой скале чахлая пальма диагонально противоположна пальме цветущей. Несколько происшествий отбрасывают мрачную тень и на мирную жизнь животных: И над всем этим возвышается источник Жизни - гибрид растения и мраморной скалы, парящая готическая конструкция, установленная на темно-синих камнях небольшого острова.

На самом верху ее - едва заметный полумесяц, но уже изнутри ее выглядывает, подобно червяку, сова - вестник несчастья. Влюбленные беззастенчиво предаются любовным утехам в водоемах, в невероятных хрустальных сооружениях, скрываются под кожурой огромных плодов или в створках раковины.

С человеческими фигурами смешались звери неестественных пропорций, птицы, рыбы, бабочки, водоросли, огромные цветы и фрукты. Великолепная по живописи картина напоминает яркий ковер, сотканный из сияющих и нежных красок. Но это прекрасное видение обманчиво, ибо за ним скрываются грехи и пороки, представленные художником в виде многочисленных символов, заимствованных из народных поверий, мистической литературы и алхимии.

Здесь есть пруд роскоши и фонтан, цветы абсурда и замки тщеславия. На втором плане - пёстрая кавалькада многочисленных обнаженных всадников, которые едут на оленях, грифонах, пантерах и кабанах - не что иное, как круговорот страстей, проходящих через лабиринт наслаждений. Третий план самый дальний - венчается голубым небом, где люди летают на крылатых рыбах и с помощью собственных крыльев - символизируют греховную сексуальность, лишенную света божественной любви; лодка-яблоко, в которой уединяются любовники, формой напоминает женскую грудь; птицы становятся олицетворением похоти и разврата, рыба - символом беспокойного вожделения, раковина является женским началом.

В нижней части картины молодой человек обнял огромную землянику. Смысл этого образа станет нам понятен, если мы вспомним, что в западноевропейском искусстве земляника служила символом чистоты и девственности.

Стеклянная сфера стального цвета - символы из голландской поговорки: На правой створке показан Ад и представляет собой третью стадию грехопадения, когда сама земля превратилась в ад. Его ноги - это полые стволы деревьев, и опираются они на два судна.

Тело сатаны - вскрытая яичная скорлупа, на полях его шляпы демоны и ведьмы то ли гуляют, то ли танцуют с грешными душами… Или водят вокруг огромной волынки символ мужского начала людей, повинных в противоестественном грехе. Вокруг властителя Ада происходит наказание грехов: Музыкальные инструменты как символ сладострастия и развратапревращены в орудия пытки. В высоком кресле сидит монстр с птичьей головой карающий обжор и чревоугодников.

Ноги свои он засунул в пивные кувшины, а на его птичью голову надет котелок. И наказывает он грешников, пожирая их, а затем они погружаются в яму. Безобидный кролик на картине он превосходит своим размером человека в христианстве был символом бессмертия души и изобилия. У Босха он играет на рожке и опускает грешника головой вниз в адский костер. Гигантские уши несущие большой нож, размалывают тела проклятых и служат предзнаменованием несчастья.

Ниже, на ледяном озере, человек балансирует на большом коньке, который несёт его к проруби. Огромный ключ, прикрепленный к древку монахом, выдает стремление последнего к браку, запрещенному для представителей духовенства. Беспомощная мужская фигура борется с любовными приставаниями свиньи, в одежде монахини. Но материализуются они совершенно на индивидуальный манер. В его картинах так много неоднозначного и таинственного, что о Босхе до сих пор порой говорят как о человеке, побывавшем на Страшном суде.

Его персонажи похожи на кошмарные образы Апокалипсиса и в то же время - на веселый карнавал чертей. В самом конце XVI века в изобразительном искусстве сложился своеобразный жанр, в котором проявился необычайный интерес художников к точному воспроизведению музыкальных сочинений и инструментов на картинах и гравюрах.

Художественно-исторический музей, Женева Приведу несколько примеров: Обратившись к другим музыкальным инструментам, мы обнаружим связь многих из них с определенными персонажами мифологии или Священного Писания. Через эту связь они приобретали свое символическое значение. Такова, например, арфа в сознании европейцев Средневековья и Возрождения прочно ассоциировалась с библейским царем Давидом, легендарным автором псалмов.

Давида часто изображали играющим на этом инструменте, в сценах из его юношеской жизни, когда он был пастухом. Такая трактовка библейского сюжета сближала царя Давида с Орфеем, приручавшим животных своей игрой на лире. Но чаще Давида можно видеть музицирующим на арфе перед страдавшим меланхолией Саулом. В XVII веке стала популярной философская идея бренности всего сущего - Vanitas Vanitas vanitatum et omnia vanitas Суета сует и все - суета. Ярче всего она получила выражение в натюрморте.

Какой художник Сев. Ренессанса подписывал свои картины знаком "крылатая?

Музыка ноты и музыкальные инструменты - наиболее яркий символ быстротечности и эфемерности бытия: С ясностью смысла этого музыкального символа могут сравниться только изображаемые в них череп, угасшая свеча с еще струящимся дымком и цветы с опадающими листьями.

Этот последний символ часто выбирался клавесинными мастерами XVII века в качестве декора их инструментов. Виллиге Петер Аллегория бренности и славы фрагмент г.

Последний особенно прославился великолепным изображением лютен, многие из которых, полагают, были сделаны мастерами знаменитой династии Амати. Эмблематические сборники, издававшиеся на протяжении всего XVII века, являлись хорошим пособием в расшифровке картин.

Те, кто был знаком с подобной литературой, не испытывали больших проблем в толковании картин, поскольку знали, что изображение часов ассоциировалось с понятием времени, музыкальной трубы или горна - со славой, античной скульптуры - с искусством. Драгоценные серебряные сосуды олицетворяли богатство. Белая лилия говорила о непорочности. Белая роза свидетельствовала о платонической любви, а красная роза - о плотской. Тюльпаны были символом быстро уходящей красоты, разведение этих цветов считалось одним из самых суетных и тщетных занятий.

Увядший цветок намекал на исчезновение чувства, а чертополох связывали с понятием зла. Очень часто на полотнах встречается виноградная кисть, которая одновременно напоминала об искупительной жертве Спасителя за грехи человечества и свидетельствовала о наступлении осени; порхающая бабочка символизировала бессмертие души.

TURBA_PHILOSOPHORUM - Суд Париса Лукаса Кранаха Старшего

Заморские экзотические раковины, предмет коллекционирования, намекали на неразумную трату денег. Пейзажный жанр в изобразительном искусстве так же был пронизан философскими идеями, своеобразными метафорами и символами. Ибо на каждое свидание она "приходит" иной, в зависимости от вашего и ее, Моны Лизы, настроения, как ни странно это звучит.

Перед вами "живой" портрет. Об этом писал еще Джорджо Вазари, видевший картину в ее первозданной красе: Рот, с его особым разрезом и своими концами, соединенными алостью губ… казался не красками, а живой плотью. А всякий, кто внимательнейшим образом вглядывался в дужку шеи, видел в ней биение пульса…" С той поры картина потемнела и покрылась сетью трещинок, потому биение пульса уже не различишь, но по-прежнему во внимательных глазах пульсирует жизнь и не исчезает улыбка, которую называли непонятной, смущающей и даже беспощадной.

Существует предположение, что в "Джоконде" художник запечатлел свое душевное состояние, свою "идею", свое мировоззрение и мировосприятие. Даже ее высокий, чуть сдавленный лоб, увеличенный почти полным отсутствием бровей мода того времениназывают "лбом Леонардо да Винчи". Тогда портрет Моны Лизы — вызов тем современникам, о которых он сказал столь язвительно и резко: Леонардо — художник и скульптор, архитектор и ученый — и все это в превосходной степени!

Они творят умом свои замыслы…" Это — проповедь силы творчества, торжествующей над бесплодием канцелярщины, столь угодной правителям. Несмотря на "придворную" жизнь, а скорее именно потому — великий художник любил и ценил свободу. Покупал на рынке птиц, выпускал их из клетки на волю. И наверное, в ту минуту был не менее счастлив, чем когда завершал очередное полотно.

А трудиться он умел. Когда ум уже сотворял замысел, он, по свидетельству Банделло, "от восхода солнца до темного вечера не выпускал из рук кисти". И звучит в портрете Моны Лизы предупреждающая, отчуждающая нота. Кажется, что женщина эта все о нас знает, предстает она некой безжалостной истиной, вызывает волнение и заставляет нас задумываться о себе, о своем бытии — и даже терзаться.

Резким высвечиванием и в то же время гордой отстраненностью она нас словно бы останавливает… Никто из живописцев мира не достигал такого мастерства в передаче эмоционального мира человека, его психологической характеристики. По мнению иных — и освобождала от суетных, мимолетных мыслей, погружала в мир размышлений, в мир больших и глубоких чувств. Художник явил себя в "Джоконде" великим мастером дымчатой светописи — сфумато: И в самом деле: Ко времени написания портрета Леонардо да Винчи уже мог носить титул "отца, князя и первого из всех живописцев".

Прошло двадцать лет с той поры, как он создал портрет очаровательной Цецилии Галлерани. Тогда он хотел понять характер своей модели, передать его в позе, жесте, выражении лица… Его модель — семнадцатилетняя девочка-женщина — была блестящей и остроумной. И он тогда слыл мужчиной "обольстительной наружности": Он умел играть на лире, останавливать на скаку лошадей, сминать подковы. Она еще не знала, эта девочка, что судьба ее заключалась в словах Леонардо, как бы невзначай приписанных в конце письма миланскому герцогу: Тогда он увидел Цецилию Галлерани задумчивой, но не рассеянной.

Доверчивой, но не простодушной, приветливо ожидающей неожиданное будущее. Восхитился, но не был ослеплен прелестью лица. Тщательно вылепил его, собрав с пестрого луга краски самые нежные. И луг вокруг обеднел — стал темным фоном. А лицо задышало теплым трепетом кожи. Ожили ясные карие глаза, поднялись тонкие дуги бровей. Отбросила тень нитка бус. Рыжеватые волосы облегли голову. Умиротворенностью и покоем повеяло от лица, а в уголках чуть припухлых губ загорелся огонек лукавой иронии.

Рука заскользила по серебристой шерстке зверька. Крупная, с длинными пальцами, рука музыканта, привычная к перу. Цецилия Галлерани сохранилась для нас благодаря волшебной кисти Леонардо. Портрет ее известен под названием "Дама с горностаем". Писатели называли эту молодую женщину "современной Сафо". К достоинствам Цецилии Галлерани относили свободное владение латинским языком, интерес к наукам и искусствам.

Она обладала талантом организатора и привлекала интересных людей — ученых, поэтов, музыкантов — не только обаянием, но и художественным чутьем. К тому же она, могущественная метресса герцога Лодовико Моро, отличалась скромностью. У нее было свое женское счастье: Родила сына — это событие праздновал весь Милан. Правда, в любви постоянно сохранялся привкус горечи: Образование и ум позволяли ей понимать и свою роль — этакой куклы герцога, царящей в эфемерном салоне.

Возрастало мастерство Леонардо, его желание почувствовать и передать пульсирующую, ежечасно меняющуюся жизнь. В эти годы жизни во Флоренции Леонардо да Винчи представляется усталым и размышляющим человеком. Умирает его отец, и мысли художника должны устремиться в прошлое, он словно взбегает, как в юности, на гору Монте-Албано и разглядывает свое поселение. Очень давно он ушел оттуда. Чему радоваться ему, что оплакивать?

Его привечали при дворах, ценя умение устраивать зрелища и удивлять "монстрами", например, ящерицей, переделанной в подобие "дракона": В какой-то мере — да, но в основном они служили войне, а войну он ненавидел. В начинаниях, свершениях, раздумьях мастер возносится титаном, повелевающим громами и молниями, но иногда напоминает и великана, забавляющегося бумажными корабликами.

Судьба столь богато одарила его словно затем, чтобы еще более глубоко ранить. Как было не отчаиваться? В научных открытиях никто не нуждался… Художник должен был переживать глубокую трагедию. И, если выглядел благостным, благоуханным и улыбающимся, стоило ему это дорого. Он "божественно пел импровизации", был "обворожителен в беседе", но порой, наверное, чувствовал себя шутом и фигляром. Гений Леонардо да Винчи называли легким и подвижным, а жизнь неуловимой.

Подвижным — да, легким — вряд ли, иначе исключительно могучий организм не сдался бы столь быстро в борьбе с болезнями. А неуловимой он творил свою жизнь сам, сообразуясь с обстоятельствами. Искал лишь укрытия для работы. С ним слуга, два ученика, холсты да небольшая библиотека: Его жизнь не омрачена нечестными поступками, как, впрочем, не отличилась и поступками героическими.

Он не протестовал, не восставал, стремился обеспечить свою старость — в чем, правда, не очень-то преуспел. Но вся его деятельность, подвижническая работа, даже сам факт существования несли в себе революционное начало, ибо он постоянно рождал новое, неведомое, в нем постоянно клокотал дух переустройства и дерзания.

Леонардо да Винчи "умел и любил сходиться с простыми людьми". Есть основания думать, что и они, как и окружающие его домочадцы, отвечали ему тем. После смерти мастера ученик Леонардо Франческо Мельци писал: