Знакомые в городе луганс

"Луганская народная республика". Версии

знакомые в городе луганс

На улицах оккупированного Луганска, ноябрь года конечно, не в передачах «Луганск 24», и не в рупор, – но в частных беседах знакомые все чаще его повторяют. . Петр Иванов, психолог, город Луганск. Я поняла, что все знакомые, что уехали из Луганска, они не вернутся сюда уже никогда. Луганчане вообще плохо знают историю своего города. Знакомые ушедшие в ополчение встречали только добровольцев. Если в целом взять Ваш город и он относительно цел, нет видимых разрушений.

За что ее сейчас судят, она что, должна была сама себя убить? Потом появился этот народный мэр Пономарев, все знали, что он наркоман конченый, и ополченцам самим пришлось его отстранить от работы из-за того, что он чуть не умер от передозировки. В это время он лежал в больнице, а слухи пошли, что его расстреляли. Да кому он нужен был, чтобы его стрелять?

Тогда, в апреле, появились мародеры.

  • Письма из оккупированного Донбасса. Луганская «резервация»
  • В "ЛНР" женщину били и насиловали ее знакомые всей "комендатурой"
  • Женя из Луганска: людям с оружием в глаза не смотреть

Это были наши местные бомжи, переодетые в ополченческую форму. Получив оружие, они полезли в дома. И Стрелков, которого лично я никогда не видел, говорят, приказал их пострелять. Ну, расстреляли несколько человек, а потом сами пошли целенаправленно и все, что им нужно было, у нас взяли.

Письма из оккупированного Донбасса. Луганская «резервация»

Мой дом — прямо у подножия горы Карачун. И нас начали с Карачуна градом поливать. Честно говоря, после того, как я все это пережил, я ненавижу. Им всем плевать на людей. Мой дом чудом устоял, прямо за ним ополченцы выстраивали свои позиции и стреляли по Карачуну.

С Карачуна стреляли в них, под Карачуном сидели снайперы. Перед моим домом стоял блокпост ополченцев. Иногда мне приходилось ползти к калитке, потому что не пропускали. Бред полный, и это XXI век. Людей сломали круглосуточные обстрелы, смерти. Воевать я не хотел и стал уговаривать жену уехать к моему брату в Европу, он там живет уже много лет.

А она все с землей не могла распрощаться, наконец уговорил, мы стали собирать вещи, наутро уезжать — и тут сын читает новости, что ополчение покинуло Славянск. В эту ночь никто не стрелял. Утром выхожу на улицу, а там ни одного зеленого человечка. Тишина, покой… Вот тут-то и началось мародерство. Несколько часов было между выходом ополченцев и заходом украинской армии в город.

В эти часы мародерами стали все горожане, они тащили все из магазинов в свои дома, абсолютно. Мы с сыном взяли велосипеды и впервые за все это время решились проехать по улицам города. И вдруг увидели танки украинской армии.

Долгая дорога в Луганск

Мы дико испугались и юркнули в один из переулков, а они ехали с украинскими флагами, махали нам руками, они ждали, что мы их будем встречать как освободителей, а мы боялись попадаться им на. Мы боялись, что они нас постреляют.

Я из Луганска,вы нас кинули

Так мы остались и не уехали в Европу. Еще два дня украинская армия искала, видимо, диверсантов и на одной из улиц кого-то нашли. Я проезжал на машине, когда увидел поминальные свечки на дороге, много свечек. Я думаю, что им тоже надо было отчитаться, что зачистка проведена окончательно, а кого там зачистили, я, честно говоря, разбираться не очень хочу. Я хочу жить и работать, и чтобы меня никто не трогал.

Жизнь налаживается, конечно, но хорошо было бы, если бы война прекратилась окончательно. Минометный обстрел, или С добрым утром! Проезжаем один за другим украинские блокпосты, везде нас встречают очень хорошо, иногда улыбаются мне, когда узнают, что я журналист и еду в Луганск, желают мне удачи. Ждем, когда прекратятся хлопки — где-то недалеко работают минометы. Мальчик лет семи спрашивает папу, защитит ли он их с мамой?

Папа, улыбаясь, отвечает, что все будет хорошо. Молодой симпатичный парень проверяет мои документы, начинает улыбаться: Напишите о нас тоже, как мы тут стоим. Я его спрашиваю, часто ли так стреляют.

И тут опять — свист и хлопок, уже совсем рядом, метров пятьсот. Ополчение стреляет по украинскому блокпосту. Я прошу, чтобы нас быстрее пропустили вперед, — целятся ведь явно не в машины, а метят в блокпост. Комендатура Следующий блокпост, уже луганский, через — метров Славяносербский район.

Люди — в самой разнообразной экипировке. Молодые люди собраны, но тоже спокойны и тоже улыбаются. Через двести метров меня встречают сотрудники комендатуры ЛНР: Садимся в их камуфлированный уазик. У нас есть примерно десять минут, чтобы разъехаться: Потому что именно за десять минут, как показывает практика, на двух блокпостах минометные расчеты меняют позиции.

Только отъехали — позади опять хлопки… Проезжаем обгоревшую бронетехнику. Большой и Берег вылезают, осматривают танк — им нужны какие-то запчасти. В уазике луганской комендатуры автоматы, гранаты и две мягких игрушки: Мы даже в какие-то кадры попали… — Как же люди, блин, мешают, — перебивает, иронизируя, Берег.

Ни одной машины в городе не было, а сейчас даже светофоры работают. И правда, город внешне живет обычной жизнью. На улицах — родители с детьми, работают рынки, магазины, школы, детские сады. В парке возле городской администрации, где несколько месяцев назад после авианалета лежали мертвые, сегодня стоит детская площадка и слышен детский смех.

Машин много, даже пробки. Но видно, что город не до конца оправился после обстрелов: Тогда я еще не совсем понимала, что они имеют в виду. Военная комендатура — большое здание какого-то училища, во дворе которого — несколько общежитий. Блажен, кто верует в частности, немного я и моя знакомая. До войны она вполне преуспевала, как и всякий хороший врач, однажды попав на прием к которому, пациент больше не экспериментирует, а придет снова и.

К тому же в ее личности было достигнуто оптимальное сочетание квалификации и нежадности.

знакомые в городе луганс

Брала за лечение она очень разумную цену. И тем не менее на ее потребности хватало. Сегодня же, когда мы прикинули, во что обойдется в Луганске здоровое питание, то быстро поняли, что храм ЗОЖ мы вряд ли порадуем своим присутствием. Впрочем, кого волнует продолжительность и качество жизни обитателей резервации?

знакомые в городе луганс

У меня есть свои мысли о короткой жизни индейцев, там найдется место огненной воде, но она служит скорее вспомогательным фактором укорачивания жизни. Главным же является сама резервация. Так это или нет, друзья ли нас ждут за КПП в Станице и в Изварино или наоборот — от тех и других нас отделяет линия фронта или колючая проволока.

Друзья в России — колючей проволокой, таможней и ФМС. Правда, друзья в Донецке изъявили желание дружить и вместе сражаться с бледнолицыми, но… Время в резервации обычно структурируют общественными работами, народными песнями, танцами и ритуалами, учебой, размножением, спортивными состязаниями и простым кайфом.

Луганск. У нас все хорошо!

Огромное место в этой жизни занимают все вылазки в большой мир. Сбор необходимых документов, ожидание путешествия, само путешествие и подсчет его результатов. Послушать его собирается не меньше десятка человек. Иногда для рассказа местного жителя о путешествии в Орел или Самару арендуется большой зал библиотеки. Почему мы не разбегаемся?